Генеральный чековый инвестиционный фонд

Чековый инвестиционный фонд

Генеральный чековый инвестиционный фонд

Чековый инвестиционный фонд (сокращенно ЧИФ) – это специальный фонд, созданный в Российской Федерации в период ваучерной приватизации.

Согласно указу президента России, «О мерах по организации рынка ценных бумаг в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий» № 1186 от 7.10.1992 г. а также других нормативных актов, организация была создана для того, чтобы она помогала жителям в процессе приватизации инвестиционных чеков  и обеспечивала профессиональное управление имуществом конкретного фонда.

По замыслу приверженцев приватизации, в стране приватизационные чеки  (ваучеры) должны были выполнять роль новых инвесторов, на недавно созданном рынке ценных бумаг. Владельцы ваучеров в качестве крупных акционеров могли контролировать   роботу по управлению  предприятиями в интересах вкладчиков.

ЧИФы были созданы как акционерные фонды закрытого типа. Они не имели права выкупать свои акции у вкладчиков. Осуществлялось лицензирование и регистрация выпущенных акций Госкомимуществом России.

В виде оплаты собственных ценных бумаг Инвестиционные фонды получали идеи, деньги или ваучеры.

Управляющая компания конкретной организации эти средства инвестировали в приватизированные предприятия для получения процентов от его деятельности.

Деятельность Чековых Инвестиционных Фондов

Изначально количество конкретных организаций стабильно росло и в 1994 г. их начисляли около 660. В следующих годах правительством был начат процесс преобразования фондов с применением таких методов, как поглощение, слияние, переход в другие структуры, отзыв лицензии. В результате подобных действий количество фондов сократилось почти в два раза в 1998 г.

В процессе приватизации инвестиционные фонды накопили и инвестировали близко 45 000 000 ваучеров. Ссылаясь на данные чековых аукционов, конкретные фонды были владельцами 10% акций приватизированных предприятий, которые были выставлены на чековые аукционы.

Принцип работы этих организаций осуществлялся примерно одинаково.  Фонды собирали ваучеры у населения, а потом принимали участие в чековом аукционе, где покупали за них акции успешных предприятий.

После чековые фонды продавали эти ценные бумаги структурам, деятельность которых контролировалась влиятельными группировками (организованной преступностью) по заниженной стоимости.

Также в фонде оставляли определенное количество активов для дальнейшей фактической ликвидации.

Банкротство ЧИФ

На сегодняшний день большинство фондов обанкротились. Среди главных причин такого повороты событий определяют следующие:

  • двойное налогообложение доходов. Инвестиционные фонды являлись акционерными обществами. В связи с этим они должны были платить налог на прибыль на общих основаниях. Еще взимались проценты с распределенной чистой прибили в качестве дополнительного налога. В конечном итоге общая сумма налогов составляла около 50% от первоначальной прибыли организации. Это существенно снижало доходность от вложений;
  • перевод денег в офшорные зоны;
  • отсутствовал контроль за деятельностью организации со стороны вкладчиков. При создании фонда акционеры выбирали совет директоров, который должен был бы управлять его деятельностью до начала следующего такого собрания. Согласно уставу организации на сборе должны были присутствовать все вкладчики, но собрать такое количество людей в одном помещении было невозможно. Даже сравнительно не большой фонд состоял из 10 000 акционеров;
  • не осуществлялся контроль за деятельностью конкретной организации со стороны Госкомимущества. В правительства не было рычагов воздействия на роботу совета директоров в случае не выполнения либо нарушения ими условий инвестирования. Государство могло воспользоваться только одним способом наказания – отзыв лицензии, но к этому времени большинство средств от работы фонда находились уже в оффшорной зоне;
  • появление на рынке финансовых пирамид, таких как “Русский дом Селенга”, “МММ”, “Тибет”и других. Они не уведомляли вкладчиков, куда будут вложены их деньги, при этом гарантировали прибыль больше 50% в год.

Преобразование из организации ЧИФ в ПИФ

В 1998 г. президентом России  был выдан указ № 193 о передаче ЧИФ под управление  Федеральной комиссии по ценным бумагам. Чтобы решить проблему, связанную с высокими налогами ЧИФ был переименован в Первый инвестиционный фонд. На это время большинство чековых фондов были обанкрочены или преобразованы в другие организации с целью вывода средств в оффшорные зоны.

Источник: https://utmagazine.ru/posts/7853-chekovyy-investicionnyy-fond

Чековый инвестиционный фонд (ЧИФ)

Генеральный чековый инвестиционный фонд

ЧИФ это чековый инвестиционный фонд и их берет начало в 1990-х, называемых теперь «лихими».

Но при всех громадных проблемах перехода к рыночной экономике 1990-е это время появления новых инвестиционных инструментов, из которых гражданам СССР по сути были доступны лишь насильно навязываемые облигации.

Ярким маркером стали и приватизационные чеки, называемые в народе ваучерами. Каждый гражданин получал такой чек, имевший номинальную стоимость 10 тысяч рублей.

ЧИФ имели целевое назначение. Учитывая катастрофическое состояние экономики тех лет, ваучеры выдавались в счет погашения задолженности по зарплате. Практиковалось это на бедствующих предприятиях, которых в то время было большинство. Но столкнувшись с новыми реалиями, население не понимало, что делать с этими бумагами.

Решением вопросов, каким образом распорядиться чеком, занимались специально созданные чековые инвестиционные фонды. Но неплохая по задумке идея наткнулась с российской действительностью. Давайте разберемся, какое значение в экономики страны имели эти фонды и почему они исчезли.

Чиф и его цели

Созданные на основании Указа Президента в 1992 году, чековые фонды преследовали разумные цели. В Указе была регламентирована деятельность фонда, призванная помочь гражданам в работе с чековыми инвестициями.

Чековые фонды посредством владения большого количества ваучеров должны были сделаться мажоритарными акционерами предприятий и направлять их деятельность в пользу конечных инвесторов.

Результатом должно было стать улучшение инвестиционного климата в стране.

В результате каждый ЧИФ призывал граждан вкладывать в него ваучеры, получая взамен акции своего фонда. Далее акционер мог рассчитывать на получение дивидендов и участвовать в общих собраниях акционеров. В свою очередь, фонд инвестировал полученные чеки в различные предприятия.

Примерно каждый третий россиянин вложил свои чеки в ЧИФ, гораздо меньшая часть инвестировала  в ОАО напрямую. Скажем, в 1993 году можно было обменять ваучеры на акции «Газпром» у них в офисе.

Избежавшие посредника в виде фонда поступили более дальновидно — однако многие забыли о своем вкладе и вспомнили лишь лет через пятнадцать, во время огромного роста российского рынка в середине 2000-х.

При этом огромное количество ваучеров ушло в руки перекупщиков, которые стояли на каждом углу. Дальнейшая судьба этих чеков печальна: они ушли в криминальные структуры.

Несмотря на то, что чековые инвестфонды должны были заниматься вложением ценных государственных бумаг, основную деятельность они сосредоточили на перепродаже полученных ваучеров. Это вызвало невозможность выплачивать дивиденды и дальнейшее банкротство структур.

Развитие ЧИФ

Чековые инвестиционные фонды стали расти как грибы и к 1993 году было зарегистрировано уже более 500 таких организаций. Как сказано выше, они смогли собрать у населения более трети выпущенных ваучеров.

В результате совокупная капитализация чековых фондов превысила аналогичные показатели коммерческих банков.

Несмотря на свою экономическую значимость, ЧИФы имели определенные запреты, к которым относились:

  • деятельность с ценными бумагами предприятий, работающими за пределами страны или с отсутствием регистрации;
  • заключение сделок, не относящихся к инвестиционной деятельности;
  • заключение фьючерсных или опционных контрактов;
  • котирование акций;
  • сбор заемных средств;
  • реклама и гарантия получения и приумножения дохода
Приватизацию завершили к 1998 году. После этого ваучеры стали стремительно обесцениваться и изыматься из оборота.

Как видно из списка запретов, при обращении ваучеров была допущена масса нарушений: например, реклама чековых фондов велась очень активно.

Тем не менее не стоит приравнивать их к откровенным финансовым пирамидам типа «Властелины» или «МММ», которые вообще не предполагали вложение в бизнес и выплачивали первым вкладчикам за счет последующих.

Никаких «приведи друга и получи деньги» там не былооднако фонды пошли по скользкой дорожке махинаций.

Уход в тень и олигархи

Практически полное отсутствие регулирующих рыночных механизмов, а также доверие граждан к ЧИФ привело к печальным последствиям. Чековые фонды стали пользоваться свои возможностями совсем не для тех целей, для которых создавались.

Махинации проводились без особых затей. Собранные ваучеры выставлялись на аукционы, где происходил обмен чеков на именные акции предприятий. Как и задумывалось законом.

Но затем фонды за «откаты» продавали акции криминальным структурам, заметно занижая их стоимость. В результате монстров индустрии, вроде «Норильского никеля», покупали за копейки.

Прикрывалось это благим делом приватизации и теми же ваучерами, которые инвестировались в предприятия.

Кстати, номинал ваучера после деноминации составлял 10 рублей, а у маргиналов его можно было получить за бутылку водки. Хотя его стоимость как инструмента приватизации была заметно выше.

Поэтому другой криминальной политикой было давление на небольшие группы или крупных частников с достаточным числом ваучеров, которые также хотели приватизировать какой-нибудь объект.

Можно было и комбинировать способы.

Вследствие такой деятельности чековых фондов огромное количество акций предприятий (т.е. фактически сами предприятия) коммерсанты того времени скупили по бросовым ценам.

При помощи подобных схем, а также представителей криминального мира, появилась новая «бизнес-элита», которую мы теперь знаем под именем олигархов.

«Народное владение» обернулось крахом — реальными собственниками и управляющими стала узкая группа лиц.

В качестве другого примера можно привести историю «Саянского алюминиевого завода». В начале 1993 года его акции были выставлены на один из первых инвестиционных аукционов. На тот момент 4,88% акций этого предприятия было приобретено никому не известной компанией «Алюминпродукт». В руководство компании входил некий Олег Дерипаска.

Согласно легендам, Дерипаска лично, топчась на морозе у проходной завода, скупал ваучеры у рабочих. Затем он реализовывал их, покупая акции «СААЗА». В результате через два года он займет должность генерального директора на предприятии.

Спустя некоторое время он получит долю в АО «Русский алюминий» и станет гендиректором компании, занимающей второе место в мире по производству алюминия. Начало же всему положил небольшой «мешок» с ваучерами, которые Дерипаска удачно вложил.

Ярким представителем «бизнесменов» этого формата являлся еще один олигарх – Каха Бендукидзе. В свое время он был главой концерна «Объединенные машиностроительные заводы». Начиналось все с «выброса» 130 тысяч ваучеров во время проведения инвестиционного аукциона по АО «Уралмаш». Момент был рассчитан идеально – за 10 минут до окончания торгов.

В результате Бендукидзе получил контроль над 18% акций «Уралмаша», ставшего головным предприятием «Объединенных машиностроительных заводов» (ОМЗ). Сам он признавался на следующий день, что приватизация предприятия была проведена «четко по схеме Чубайса».

Большинство граждан, отдавших свои ваучеры в управление ЧИФ, остались у разбитого корыта. Акции чековых инвестиционных фондов обесценились, а сами фонды обанкротились. Начиная с 1995 года идет стремительное сокращение количества ЧИФ и к 1998 году их стало значительно меньше.

Крупнейшие игроки и причины ликвидации

Как и в любой индустрии, в мутноватом море компаний плавали и свои «флагманы». К ним относились:

  1. «Гермес»;
  2. «Державный»;
  3. «Жигули»;
  4. «Изумруд»;
  5. «Исеть»;
  6. «Ковчег»;
  7. «Красноярск ЛЛД»;
  8. «МН Фонд»;
  9. «Народный»;
  10. «Нижегородская ярмарка»;
  11. «Республика»;
  12. «Сахаинвест»;
  13. «Созидание»;
  14. «Урал»

Многим владельцам акций чековых инвестиционных фондов хорошо знакомы эти названия. Сейчас практически все фонды ликвидированы. Вплоть до 2016 года все претензии вкладчиков не подлежали рассмотрению и считалось, что ликвидация чековых фондов прошла на законных основаниях.

Основными причинами для ликвидации назывались халатное отношение инвесторов к своим обязанностям и отсутствие рационального управления. Также в причинах ликвидации фигурировали высокие налоги и вывод средств в офшорные зоны. На данный момент ситуация мало изменилась. О своем случае я рассказывал в одной из обзорных статей за 2016 год: читайте здесь.

В последние годы начались робкие попытки оспорить итоги приватизации, однако эта затея видится бесперспективной. Для того, чтобы повысить свои шансы, необходимо отследить историю движения активов.

При закрытии или ликвидации фонда ценные бумаги, которыми он распоряжался, переходят под управление другого юридического лица. Это может быть инвестиционная компания или банковская структура.

В соответствии с действующим законодательством правопреемники – если их отыскать – обязаны выплатить дивиденды с учетом текущего курса валюты.

С 1998 года ЧИФы были реструктуризованы и переведены в ПИФы – паевые инвестиционные фонды.

Здесь у государства получилось гораздо лучше, поскольку за основу был взят механизм работающих уже почти 100 лет взаимных фондов США.

В результате российские паевые фонды благополучно действуют до сих пор и за почти четверть века сумели избежать громких скандалов, которыми отметились их предшественники.

Заключение

Идея ваучеров и приватизации как таковой была не нова: ее с успехом реализовали во многих странах. К сожалению, в наших реалиях все пошло совсем не так, как хотелось бы. Чековые инвестиционные фонды просуществовали около пяти лет.

Лучшие предприятия страны были проданы за бесценок и на этом обогатилась небольшая группа людей. Основная масса граждан осталась с пустыми руками. Вероятность получить средства, вложенные в чековые фонды, сегодня близка к нулю.

Источник: https://investprofit.info/check-investfund/

Ваучерная приватизация, обманутые вкладчики, админресурс и «бумажный девелопмент»: как разбогател Шапошников

Генеральный чековый инвестиционный фонд

О чём умолчал председатель Мосгордумы Алексей Шапошников в эфире «Эха Москвы» и что не так в его объяснениях.

«Поверьте, в этой организации проведена большая часть моей жизни», — сказал в эфире «Эха Москвы» спикер Мосгордумы Алексей Шапошников, имея в виду завод «Северянин». Продав акции этого предприятия, парламентарий заработал почти 2 млрд рублей.

Такой доход — примерно в пять раз больше, чем у всех остальных депутатов вместе взятых, как отметил Алексей Навальный, вызвал много вопросов. Чтобы ответить на них, Шапошников и пришёл 4 июня на «Эхо Москвы».

Основная мысль парламентария: завод «Северянин» — большое и богатое предприятие, сам он отработал там много лет, заодно скупая акции. Собрав полный пакет, Шапошников удачно его продал, причём это заслуга менеджмента и внешних консультантов. Как говорит сам политик, избравшись в 2014 году в Мосгордуму, он уже не вникал в дела своего бизнеса.

«Открытые медиа» рассказывают то, о чём сам политик умолчал в эфире «Эха Москвы», — о четырёх шагах, которые позволили ему в 2018 году получить 2 млрд кэшем.

Первый шаг: ваучерный аукцион

В советское время на севере Москвы — между Ярославским шоссе и парком «Лосинный остров» — располагалось 45-е производство Московского электролампового завода. Там делали приборы ночного видения.

В 1992 году предприятие было преобразовано в акционерное общество «Северянин»: 51% акций распределили среди работников, 20% осталось в госсобственности, а 29% выставили на чековом аукционе, видно из имеющихся у «Открытых медиа» документов. Чековый аукцион означал, что купить бумаги может любой желающий (предложивший лучшую цену на торгах), оплатив их не деньгами, а ваучерами.

Аукцион состоялся 31 августа 1994 года. За 29-процентный пакет победители дали примерно 12 000 ваучеров. Кто именно были эти победители, не видно из документов, которыми располагает издание. Но собеседник редакции, ещё один акционер «Северянина», говорит, что 25% акций получил чековый инвестиционном фонде (ЧИФ) «Профи».

ЧИФ «Профи» был создан в 1992 году профсоюзами Минобороны, органов госбезопасности и ветеранами вооруженных сил. Главой фонда стал 19-летний студент-юрист Алексей Шапошников.

Но фактически всем заправлял отец Алексея, Валерий Шапошников, полковник юстиции в отставке, уточняла газета «Коммерсантъ». Образец акции чекового фонда «Профи» с подписью Алексея Шапошникова.

Источник: altukhov.clan.su/forum/66−2595−1.

Как ЧИФ «Профи» боролся за недвижимость

ЧИФ «Профи» скупал на чековых аукционах бумаги предприятий, чтобы получить их недвижимость.

Например, в 1994 году, как писал «Коммерсантъ», фонд приобрёл 19% акций АО «Программпром» (предприятие разрабатывало программное обеспечение для ВМФ и гражданской авиации) и развязал настоящую войну: в ход шла смена охраны территории, давление сотрудников спецслужб на судей, скупка акций прямо на рабочих местах, а чтобы попасть на общее собрание акционеров сотрудники фонда демонстрировали вахтерам «корочки» Федеральной службы контрразведки (позже переименованной в ФСБ). При этом ЧИФ интересовала лишь пара зданий предприятия общей площадью 10 000 кв. м. Однако фонду так и не удалось получить контроль над «Программпромом».

В началу нулевых ЧИФ «Профи» был переименован в ОАО «Фонд социальной защиты „Профи“». По данным системы «Спарк-Интерфакс», Алексей Шапошников оставался директором до 2007 года. Фонд наращивал контроль над «Северянином»: согласно отчётности 2004 года (самая ранняя из доступных), в это время на «Профи» и другие связанные с Шапошниковыми компании приходилось 46% акций.

Вкладчики фонда «Профи» ничего не получили за свои ваучеры и до сих пор ищут этот фонд (в интернете полно подобных объявлений: одно, другое, третье). В 2007 году Хорошевская межрайонная прокуратура пыталась отыскать «Профи», но не преуспела: установить местонахождение оказалось невозможно.

Хотя согласно ЕГРЮЛ бывший ЧИФ существовал до 2017 года, только потом компания была исключена из ЕГРЮЛ как недействующая.

Второй шаг: скупка акций

ЧИФ «Профи» как крупнейший акционер «Северянина» ставил своих людей в руководство завода.

В конце 1990-х Валерий и Алексей Шапошниковы впервые появились на предприятии, Валерий стал замдиректора, вспоминает бывший акционер завода.

Шапошников-старший занимал этот пост до 2004 года — до своего избрания в Мосгордуму, после его сменил Шапошников-младший.

Кто такой Валерий Шапошников?

Валерий Шапошников в советское время был военным судьёй, до 1992 года работал в структурах Минобороны. С начала 1990-х по 2004 год занимался бизнесом, дважды баллотировался в Госдуму, но не прошёл.

В 2003 году выступал доверенным лицом Юрия Лужкова на мэрских выборах, а в 2004-м — доверенным лицом Владимира Путина на президентских. Тогда же прошёл в Мосгордуму, где отсидел три созыва — до 2014 года.

Сейчас не занимает общественных постов, является генеральным директором фирмы «Ваш консалтинг», принадлежащей его сыну.

Шапошниковы скупали акции прямо на рабочих местах, продолжает собеседник «Открытых медиа». «В конце 1990-х на заводе было плохо с зарплатой, люди вынуждены были продавать свои бумаги. Скупка продолжалась вплоть до конца нулевых.

Думаю, люди получали не больше 10% от того, сколько реально могли стоить их бумаги», — говорит наш источник.

Эти слова подтверждаются судебным спором Алексея Шапошникова с одним из миноритариев, который отказался по дешёвке продавать акции.

В конце 2011 года Шапошников-младший, уже консолидировавший почти 98% акций, направил оставшимся миноритариям требование о принудительном выкупе.

Ранее Шапошников нанял оценщика, который заявил, что всё предприятие стоит чуть больше 100 млн рублей, а одна акция — 671 рубль (уставной капитал на тот момент составлял около 160 000 акций).

Миноритарий Игорь Сапунков, владевший 0,62%, категорически не согласился с такой оценкой. Арбитраж продолжался шесть лет, каждая из сторон заказывала экспертизы. В итоге суд решил, что только недвижимость «Северянина» (без земли, которую завод арендовал, об этом ниже) — по кадастру — стоит 1,5 млрд рублей. Нормальная цена акции — 7003 рубля, а не предложенный Шапошниковым 671 рубль.

Сапунков — единственный, кто судился, остальные акционеры брали те деньги, что давал Шапошников, и не спорили, резюмирует собеседник «Открытых медиа». Сам Сапунков отказался разговаривать с ОМ.

Третий шаг: бизнес-центр вместо лабораторий

С приходом Шапошниковых на завод — в конце 1990-х — производство неуклонно сокращалось, а освободившиеся помещения сдавали в аренду. К концу нулевых «Северянин» фактически перестал быть заводом, а стал офисным и складским центром, говорит бывший акционер.

«„Северянин“ был значительно заточен под „оборонку“, а оборонзаказ долгое время сокращался. Но можно было пытаться как-то крутиться и выживать. Однако другой важный фактор — Шапошниковым это было не нужно.

Их привлекал лёгкий и понятный арендный бизнес. Шапошников-старший любил говорить, мол, недвижимости у завода столько, что хватит на всех (в контексте разговоров с миноритариями, когда те спрашивали про дивиденды.

— ОМ)», — рассуждает наш собеседник.

Главное достояние «Северянина» — «свечка», 12-этажное здание, возвышающееся над заводской территорией. Когда-то там находились лаборатории, а в середине нулевых «свечка» превратилась в деловой центр «Северянин».

Сайт «Северянина», 2009 год. Источник: интернет-архив Wayback Machine.Только главный корпус завода со «свечкой» — более 20 000 квадратных метров, видно из Росреестра.

А общая площадь недвижимости «Северянина» — более 25 000 метров, посчитали «Открытые медиа».

Цена квадратного метра на «Северянине», судя по судам с арендаторами, составляла 10 000−15 000 в год.

Если хотя бы половина площадей сдавалась в аренду, бывший завод приносил владельцам 125−190 млн рублей выручки.

Это соответствует официальным цифрам из бухотчетности: в 2015 году годовой оборот составлял 186 млн рублей, в 2017-м — 178 млн. Но из-за больших затрат по отчетности чистая прибыль не превышала 8 млн.

Четвёртый шаг: жилой комплекс вместо бизнес-центра

В интернете можно найти кадры осени 2018 года — снос делового центра «Северянин».

Здание рушится, складываясь как карточный домик, обломки летят далеко за забор, едва не накрыв проезжающую мимо машину.

В 2018 году Шапошников продал завод: бывшие корпуса снесли, а земля пошла под жилую застройку. Группа ФСК сейчас строит там 22-этажки.

«Северянин» располагался на земельном участке площадью около 23 000 метров, видно из отчётности ещё 1992 года. Но это земля принадлежала Москве, долгие годы завод её арендовал, выкупив только в 2012 году. К тому времени площадь участка выросла до 30 000 метров (трёх гектаров).

«Открытым медиа» не удалось узнать цену покупки земли у Москвы, но, вероятно, она была невысокой: назначение участка — для «эксплуатации существующих зданий с целью производства (…) приборов ночного видения», кадастровая стоимость — 366 млн рублей.

В 2014 году завод разбил землю на два участка, но назначение осталось прежним — производство приборов ночного видения.

Всё изменилось в 2018 году. 6 марта Алексей Шапошников подписал договор купли-продажи акций «Северянина» с ООО «Управляющая компания «Эверест Эссет Менеджмент» и находящимся под её управлением земельным паевым фондом. Этот договор ОМ обнаружили в открытом доступе на сайте одного из столичных застройщиков. «Эверест Эссет Менеджмент» основана акционерами девелоперской группы «Абсолют».

Как раз во время сделки изменилось назначение земли, выяснили ОМ. Так, 8 апреля 2018 года один из участков по-прежнему числился как промзона. А к 28 мая 2018 года оба участка уже были переведены под многоквартирную застройку. Шапошников получил первый транш денег за акции не позднее 8 июня, видно из расследования Алексея Навального.

Именно смена назначения привела к скачку стоимости земли и позволила Шапошникову получить 2 млрд рублей. Так, по словам руководителя проектов практики «Оценка» компании «НЭО Центр» Сергея Окунева, цена трёх гектаров промзоны — не больше 260 млн рублей.

А три гектара под многоэтажную застройку могут принести хозяину участка 1−1,3 млрд рублей. На месте завода «Северянин» строятся 22-этажные дома. «Открытые медиа».

Гендиректор компании «Гео Девелопмент — земельный рынок МО» Максим Лещев рассказал «Открытым медиа», что цена участка зависит от того, сколько квадратных метров жилья он может принести. Причём девелоперы готовы отдавать землевладельцам до половины потенциальной прибыли.

В случае с «Северяниным» эта цифра как раз могла составить примерно 2 млрд рублей, следует из расчётов Лещева.

На месте бывшего завода «Северянин» возводится жилой комплекс «Настроение»: два 22-этажных здания и два корпуса переменной этажности.

Стоимость строительства — 7,4 млрд рублей, себестоимость жилого квадратного метра — примерно 115 тысяч рублей, следует из расчётов Лещева. Для покупателя квадратный метр в таком ЖК начинается примерно от 180 тысяч рублей, продолжает Лещев. Значит, общая прибыль застройщика — от 4,2 млрд, из них примерно 2 млрд рублей ещё до начала стройки он мог заплатить за покупку земли.

Девелоперы строят дома, а хозяин земли, ничего не делая, получает половину прибыли. Хотя такой подход кажется несправедливым, по словам Лещева, в Москве он широко практикуется.

«Есть даже такое понятие: „бумажный девелопер“ — человек, способный изменить назначение земли. Для этого нужен мощный административный ресурс.

„Бумажный девелопер“ — один из самых выгодных видов бизнеса в Москве», резюмирует эксперт.

История с землёй привлекла внимание коллег Шапошникова по Мосгордуме 4 июня, когда ОМ впервые рассказали её.

По словам депутата от КПРФ Елены Янчук, здесь возможна сделка с заинтересованностью и даже коррупция: «Как только участок спикера Мосгордумы перевели в новое назначение, то сразу выкупили за 2 млрд рублей — думаю, если бы такая земля была у человека, не связанного с властью, то сначала её бы купили, а потом бы перевели в новое назначение».

Сам Шапошников в эфире «Эха Москвы» сказал, что не знает, когда и как его земля изменила своё назначение. По словам депутата, удачная сделка с акциями — заслуга менеджеров.

Шапошников прочитал вопросы «Открытых медиа», направленные ему в мессенджере, но ничего не ответил. В компании «Эверест Эссет Менеджмент», купившей акции депутата, тоже не ответили на запрос ОМ. Пресс-секретарь группы ФСК — эта группа строит дома на месте завода — сказала, что они не комментируют ничего, связанное с Шапошниковым.

Источник: https://openmedia.io/investigation/vauchernaya-privatizaciya-obmanutye-vkladchiki-adminresurs-i-bumazhnyj-development-kak-razbogatel-shaposhnikov/

О законах
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: